Вы здесь

Судебная статистика подтверждает: число административных правонарушений по ст.23.4 КоАП, то есть за неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий, выросло. Какие наиболее очевидные причины таких поступков и какая ответственность теперь за них предусмотрена, в интервью БЕЛТА рассказала судья судебной коллегии по уголовным делам Минского городского суда Анастасия Попко.

– Анастасия Павловна, о чем свидетельствует судебная статистика? Значительно ли увеличилось количество правонарушений по ст.24.3 КоАП?

– Статистические данные по рассмотрению районными судами города Минска дел об административных правонарушениях свидетельствуют об увеличении количества правонарушений, предусмотренных ст.24.3 КоАП, – неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий. В 2019–2020 годах районными судами столицы было рассмотрено примерно одинаковое количество дел об административных правонарушениях – 64 304 и 64 242. При этом по ст.23.4 КоАП к административной ответственности привлечены в 2019 году 1996 человек, в 2020 году – 2681. За январь–сентябрь 2021 года к административной ответственности по ст.24.3 КоАП привлечены 1972 человека. Увеличение количества правонарушений наряду с необходимостью дальнейшего совершенствования правового регулирования административно–деликтных отношений, в том числе с учетом правоприменительной практики, обусловило принятие и введение в действие с 1 марта 2021 года КоАП, усиливающего административную ответственность по ст.24.3 за такие деяния.

– Какая ответственность сейчас ожидает правонарушителей?

– Санкция ст.24.3 КоАП, действующего с 1 марта этого года, предусматривает наложение на виновное лицо административного взыскания в виде штрафа в размере от 2 до 100 базовых величин, общественных работ на срок от 8 до 60 часов или административного ареста на срок до 15 суток. Ранее эта статья предусматривала штраф от 2 до 50 базовых величин, административный арест до 15 суток. Применение столь суровых мер административной ответственности свидетельствует о повышенной опасности деяния и отнесения его к грубому административному правонарушению.

– Насколько мне известно, за подобные проступки действующим законодательством предусмотрена и уголовная ответственность. Можно ли объяснить, когда человеку грозит административная, а когда уголовная ответственность?

– Противоправные деяния, направленные против лиц, выполняющих управленческие функции, обладают весьма различным по своей величине «зарядом» общественной опасности. Так, неповиновение, то есть пассивная форма отказа от выполнения законного требования или распоряжения должностного лица при исполнении им служебных обязанностей, влечет административную ответственность. Однако если человек осмелится оказать сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющему общественный порядок, то есть активное ненасильственное противодействие (например, упирается, пытается вырваться при задержании и т.д.), то его действия уже подлежат квалификации по ч.1 ст.363 УК, санкция которой предусматривает наказания в виде штрафа, ареста, ограничения свободы на срок до 3 лет, лишения свободы на тот же срок. В случае применения насилия или угрозы применения насилия виновное лицо будет привлечено к уголовной ответственности по ч.2 ст.363 УК, которая предусматривает назначение наказания в виде ограничения свободы на срок до 5 лет или лишения свободы на срок до 7 лет.

– Всегда ли для наступления административной ответственности по ст.24.3 КоАП человеку нужно совершить активные действия? Возможно ли бездействие?

– Если обратиться к толковому словарю русского языка, неповиновение – это отказ повиноваться, непослушание. Рассматриваемое правонарушение, как правило, и выражается в бездействии – явном и преднамеренном отказе от выполнения законного требования или распоряжения должностного лица при исполнении им служебных полномочий. В некоторых случаях неповиновение может выражаться и в активных действиях человека. Примером тому является попытка лица скрыться бегством, уничтожить требуемые документы и др.

– Чаще всего административный процесс по ст.24.3 начинается по инициативе органов внутренних дел. С какими ситуациями чаще всего приходится сталкиваться судам?

– Следует отметить, что ПИКоАП не только должностных лиц органов внутренних дел наделяет правом инициировать административный процесс по ст.24.3 КоАП. Таким правом в равной степени наделены должностные лица и других органов – КГК, Министерства финансов, финансовых управлений (отделов) местных исполнительных и распорядительных органов, таможенных, налоговых, пограничных органов и др. Как правило, по рассматриваемым районными судами города Минска делам об административных правонарушениях основанием для составления протокола являются сообщения сотрудников ГАИ и охраны общественного порядка о неповиновении лиц, уже совершивших иные правонарушения и препятствующих ведению административного процесса.

– Классический пример – требование сотрудника ГАИ или ОВД предъявить документы, выйти из автомобиля, отстранение от управления им. Какие правила должны быть соблюдены, чтобы такое распоряжение было правомерным?

– Каждое требование или распоряжение должностного лица должно быть законным. Законность требования или распоряжения означает, что оно основывается на нормативных правовых актах. Кроме того, такое требование должно исходить от должностного лица при исполнении им своих служебных полномочий и быть адресовано лицу, неподчиненному по службе.

Права и обязанности водителей, сотрудников ГАИ и других органов внутренних дел в области дорожного движения регламентированы законами «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», «О дорожном движении», правилами дорожного движения, утвержденными указом от 28 ноября 2005 года №551. В п.12 ПДД закреплена обязанность водителя иметь при себе и передавать для проверки определенные документы.

В соответствии со ст.25 закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» сотрудники органов внутренних дел в пределах своей компетенции имеют право проверять у граждан документы, необходимые для проверки соблюдения ими правил, надзор и контроль за выполнением которых возложены на органы внутренних дел, а при подозрении в совершении гражданами преступлений, административных правонарушений – документы, удостоверяющие их личность.

Согласно ст.11 закона «О дорожном движении» ГАИ в области дорожного движения отстраняет водителей от управления транспортным средством в случаях, предусмотренных законодательными актами Беларуси. ГАИ в пределах своей компетенции организует и осуществляет контроль за соблюдением ПДД. Таким образом, требование сотрудника ГАИ предоставить определенные нормативно–правовыми актами документы законно, следовательно, водитель транспортного средства обязан его выполнить.

В ст.25 закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» предусмотрено право сотрудников органов внутренних дел останавливать транспортные средства и отстранять от управления ими лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения или в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, а равно не имеющих права управления транспортным средством. Аналогичная норма содержится и в ст.8.11 ПИКоАП. Следовательно, при отсутствии у водителя права управления транспортным средством либо при наличии достаточных оснований полагать, что он находится в состоянии, в котором управлять транспортным средством запрещено, такой человек отстраняется от управления транспортным средством. Что касается требования сотрудника ГАИ выйти из автомобиля, то здесь необходимо знать, чем оно было обусловлено. Такое требование может поступить водителю в случае, когда требуется его участие в процессуальных действиях, оказании помощи другим участникам дорожного движения, необходимости устранения неисправности транспортного средства или нарушений правил перевозки грузов. Так что такое требование сотрудника ГАИ чаще всего имеет под собой законные основания, и ему следует подчиниться. Даже если водитель считает, что требование сотрудника ГАИ является незаконным, ему следует вести себя адекватно, поскольку в последующем он может отстоять свои права и обжаловать незаконные действия.

– Наступает ли ответственность по ст.24.3 КоАП, если человек отказался проследовать в отделение милиции? Всегда ли суд признает задержание физического лица сотрудниками органов внутренних дел обоснованным?

– Ответственность по ст.24.3 за отказ проследовать в отделение милиции наступает в том случае, если это являлось требованием сотрудника органов внутренних дел и такое требование было законным, то есть основано на нормативно–правовых актах. Как уже отмечалось, согласно ст.25 закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» сотрудники ОВД имеют право запрашивать у граждан необходимые документы, в том числе удостоверяющие их личность, если есть подозрения в совершении гражданами преступлений, административных правонарушений. Следовательно, при отсутствии документов человек должен подчиниться законному требованию сотрудника органов внутренних дел и проследовать в отделение милиции, а в случае отказа такие действия влекут ответственность по ст.24.3 КоАП. Сотрудники органов внутренних дел в соответствии со ст.8.2 ПИКоАП вправе задержать лицо и принудительно доставить его в отделение милиции. Помимо установления личности, физлицо может быть задержано для пресечения противоправной деятельности, составления протокола об административном правонарушении, если его составление на месте выявления (совершения) административного правонарушения является невозможным, обеспечения участия лица при рассмотрении дела об административном правонарушении, обеспечения исполнения административного взыскания в виде депортации и др. При этом ПИКоАП требует от сотрудников органов внутренних дел соблюдать определенную процедуру, начиная с момента обращения к гражданину и заканчивая задержанием последнего в случае необходимости и составления протокола. При нарушении процедуры задержание может быть признано незаконным.

– Какие наиболее очевидные причины таких поступков?

– Анализ дел, связанных с неповиновением законному требованию или распоряжению должностного лица, свидетельствует об игнорировании гражданами своих обязанностей. Они не задумываются о последствиях такого поведения, а в результате бывают уличены в противоправном поведении и в попытке избежать ответственности. Нельзя исключать при этом и правовую неграмотность граждан или ошибочное толкование закона.

По сообщению

БЕЛТА